В

В последние годы Красноярский край стал безусловным национальным лидером в добыче золота. По этому показателю мы уверенно обошли старателей Магаданской области и Республики Саха (Якутия).

- Да, ты прав, мы активно начали развиваться в конце XIX века, когда в этих краях нашли сначала золото, а потом и нефть, — говорил мне водитель «Форда», что вез меня из аэропорта в город.
Самого поселения пока видно не было и я уставился в окно, разглядывая пейзаж удивительной красоты: заснеженная лесотундра, сопки и вскрывшиеся ото льда реки и безумно голубое небо. Север. Он красив в любое время года.
Постепенно дорога безукоризненного качества стала приближаться к городу. Вначале появились двух и трех этажные коттеджи, потом строения повыше и наконец небоскребы на 30 – 40 этажей. Мой отель был где-то среди них.
С высоты 17 этажа открывался великолепный вид на вечерний город, который сиял внизу миллионами огней.
Анкоридж. Деловой центр штата Аляска. Активно развиваться и этот город и сам штат стали уже после 1867 года, когда Россия уступила Соединенным Штатам Америки свои заокеанские территории по сходной цене.
Это потом на Аляску обрушилась «золотая лихорадка» описанная в романах Джека Лондона. Позже здесь появились современные дома, отличные дороги, банки, аэропорты и туристические зоны. А начиналось все с золота.
По большому счету, активное развитие территории именуемой ныне Красноярским крае, тоже началась с добычи этого благородного металла. Правда, обнаружили его у нас лет на шестьдесят раньше. Приблизительно с 30-х годов позапрошлого века в Енисейской губернии началась разработка месторождений рассыпного золота. Ее расцвет пришелся на 30 50 годы XIX века. Уже в 1847 году 119 приисков Енисейской губернии дали 1212 пудов золота (19 тонн 392 килограмма) из 1270 пудов добытых тогда в России. Говоря современным языком, наша губерния в тот год дала 90% российского золота и боле 40 % мирового. В золотопромышленности работало около 30-ти тысяч человек. И мыли золото вручную.
В 1898 году, на Спасо-Приображенском прииске, что стоял на реке Средняя Турча в Восточных Саянах, старатели Роман Тархан и Николай Белов обнаружили самородок весом в 31 килограмм 570 граммов. Этот рекорд не превзойден до сих пор.
Однако история знает и более крупные находки. В Алмазном фонде Московского кремля хранится самородок «Большой треугольник». Его обнаружили в районе Златоуста 26 октября 1842 года. Вес находки более 36 килограммов.
Но и это еще не все. Самый крупный «кусок золота» был найден в Австралии. Его вес в массе ( то есть, с породами) 275 килограммов. После переплавки из «Плиты Халтермана» (такое имя дали старатели своей находке) было извлечено 93 килограмма чистого металла.
Но вернусь на берега Енисея. Столь высокая добыча золота в наших лесах была не всегда. Уже в 1914 году 192 прииска добыли только 164 пуда золота. При этом, добыча была механизирована. В Енисейском округе работало 26 паровых драг.
Есть золото у нас и сегодня. Его активно добывают в нескольких районах Красноярского края. В первую очередь в Северо-Енисейском и Мотыгинском. Работают артели в Курагинском, Рыбинском и Минусинском районах.
- Краевая золотодобвающая промышленность сегодня представляет собой крупный производственный комплекс, в котором в различной степени задействовано несколько десятков предприятий, расположенных в 12 административных районах, — замечает Андрей Гнездилов, заместитель губернатора, курирующий, в том числе, и золотодобычу. – На территории края выявлено 305 месторождений и перспективных проявлений золота. том числе: золоторудных – 68, комплексных – 3,россыпных – 234. По данным управления природных ресурсов совета администрации края, балансовые запасы и прогнозные ресурсы Красноярского края составляют 20,3 % от общероссийских Валовая потенциальная ценность балансовых запасов – порядка 12 миллиардов долааров США. В сумме с прогнознями ресурсами – это около 22 миллиардов американских долларов.
План добычи золота для недропользователей нашего Красноярского края в 2006 году составляет 30,027 т, — продолжает Андрей Гнездилов. – В 2005 году мы дали стране 30,973 т. благородного металла.
Снижение добычи произошло не только у нас. Это общероссийская тенденция. Так в 2005 году в стране было добыто 168,032 тонны золота, что на 3,5 процента меньше, чем годом раньше. Определены цифры и года нынешнего. В России будет добыто около 166 тонн металла.
И все-таки, наш край стабильно дает в казну золото. Основные его поставщики ЗАО «Золотодобывающая компания «Полюс», ООО «Соврудник», ООО «Прииск Дражный» и другие.
Специалисты золотодобычи смотрят на перспективы отрасли с оптимизмом. Так, в одном из своих интервью, исполнительный директор компании ОАО «Полюс Золото» Владимир Совемен, сообщил, что к 2012 – 2014 году его компания увеличит добычу золота в крае до 50-ти тонн. К тому моменту рыночная стоимость металла должна достигнуть 1 000 долларов за унцию ( 31,1 грамма). Сегодня она стоит около 650 долларов США.
Уже в ближайшее время, вслед за «Полюсом» в активную борьбу за благородный металл включится и «Васильевский рудник». Говорят, что там можно добывать до 5 тонн золота в год. При этом есть и более осторожные специалисты, которые уменьшают эту цифру вдвое.
Я люблю бывать у старателей в Мотыгинском районе. Мне нравится смотреть на их слаженную, ритмичную работу. Уходящим летом я снова ездил в те края, где на реке Удэрей было найдено первое Енисейское золото. Его здесь моют почти две сотни лет. Однако, и само Мотыгино, а тем более такие поселки старателей, как Южно-Енисейск и Партизанск, несколько отличаются от Анкориджа. И дома там пониже, и асфальт пожиже. Порой создается впечатление, что живут эти люди в самом «конце географии».
На видавшем виды «Урале» едем к месторождению. Еще из далека замечаю «лунные пейзажи». Здесь когда-то работали драги. Местные реки «перелопачены» ими на десятки раз. Но до сих пор эти удивительные машины «плавают» по некогда таежным рекам.
- Безработица главный бич небольших поселков золотодобытчиков, — говорит водитель. – В свое время здесь было множество драг, которые активно работали с мая по октябрь. Сейчас поступления новой техники нет. А тем машины, что были смонтированы в прежние годы, выработались. Их выводят из эксплуатации, демонтируют что можно, а остовы просто стоят и ржавеют.
- Так есть же старательские артели? – спрашиваю я
- Есть. Но они местных не очень жалуют. Стараются брать сезонных рабочих из других мест.
- И ты из других…
- Нет. Мне повезло. Я местный. По образованию инженер, но вот нашел работу водителем. А так, старики живут на пенсию. Молодежь уезжает.
- Вообще, странная ситуация. Живете среди золота, а бедствуете.
- А что, идти с лотком на ручей? Посадят. У нас в стране, пока запрещена частная добыча металла. Да и сколько ты намоешь его за сезон?
- А почему поселки-то живут так бедно?
- А с чего жить богато. Весь металл уходит в Красноярск и в Москву. Артели зарегистрированы где угодно, но не в Мотыгинском районе. Отчисления в бюджет если есть, то их чуть…
Конечно, жители района искренне завидуют соседям – Северо-Енисейцам. Там есть и стабильность и перспектива.
Однако, не стоит торопиться с «похоронами» Мотыгинского района. Пусть даже мой попутчик обрисовал ситуацию безошибочно. В чем лично я, все-таки, сомневаюсь. Определенные перспективы есть и здесь. Произойдет это с началом реализации программы развития Нижнего Приангарья. Возможно будущее района будет в меньшей степени связано с золотом. Тем более, что на этой территории, еще в советское время, геологи нашли значительные месторождения других полезных ископаемых.
Но вернусь вновь к золоту. Мне кажется, что не стоит смотреть на «частное копательство» столь пессимистично. Еще минувшей осенью в прессе промелькнуло сообщение о том, что Минприроды России предложило разрешить физическим лицам принимать участие в добыче золота. Пока же, действительно, в нашей стране этим могут заниматься только юридические лица.
Глава министерства Юрий Трутнев на совещании по вопросам развития золотодобывающей промышленности заявил. что его ведомство поддерживает возможность участия граждан в добыче золота. При этом, он пояснил, что такой промысел все равно в стране ведется и его необходимо просто легализовать.
Идею коллеги поддержал тогда и министр финансов Алексей Кудрин.
По словам Юрия Трутнева, Россия, допустив граждан к добыче, получит дополнительный приток благородного металла. При этом было отмечено, что в отрасли уже заняты тысячи людей, а геологоразведка золота финансируется больше, чем другие геологоразведочные работы.
На этом же совещании было отмечено, что к 2015 году в стране должно добываться 250 тонн золота.
Объективности ради, надо отметить, что идея Минприроды не всем по душе. Еще в июне 2003 года председатель Совета Союза старателей России Виктор Таракановский высказался против подобного шага. Тогда он заявил, что «вручную добывать золото нельзя». «Запасы россыпного золота практически исчерпаны, а руду кайлом и лопатой вскрыть не получится».
Тогда же Виктор Таракановский отметил, что разрешение добычи частным лицам приведет к «легализации продажи ворованного золота».
Как мне кажется, чтобы выяснить, кто прав, надо хотя бы на один сезон, в экспериментальном порядке, попробовать и пустить старателей-частников на ручьи. Но я не специалист и вполне могу ошибаться.
За разговором незаметно добрались до полигона, где работают старатели. Картина впечатляет. Мощные струи воды, вырывающиеся из мониторов (такая водяная пушка) размывают золотоносную породу и подают полученную «грязь» в специальный лоток, дно которого устлано резиновыми ковриками с насечкой. Эти насечки задерживают золотой песок и самородки, несущиеся в потоке.
Собирать это богатство доверено самым проверенным старателям. Случайных людей сюда просто не подпускает вооруженная охрана. Все-таки, золото.
А потом, в специальном контейнере, собранный метал переносится в особое помещение, где два – три старателя ручками доводят дело до логического завершения. Только после этого, собранный металл отправляется на офинажный завод, известный красноярцам больше, как Завод цветных металлов имени Владимира Гулидова. .
Здесь, в специальном цехе специалисты очищают собранное золото от примесей, переплавляют его в особой печи, а затем разливают металл по изложницам. Так рождаются слитки, которые в последствие артели и продают государству.
Кстати, объем золотовалютных резервов Российской Федерации, рассчитанный на основе оценки монетарного золота по текущим котировкам Банка России, по состоянию на 3 марта 2006 года, составлял 197,9 миллиардов долларов.
Что же касается нас, красноярцев, то от добычи золота на нашей территории бюджет получит в этом году до 420 миллионов рублей налога на добычу золота.
По словам Андрей Гнездилова, » в 2005 году краевой бюджет в виде налога на добычу золота получил свыше 370 миллионов рублей. В 2006 году планируется увеличение этой суммы до 410 – 420 миллионов рублей. С учетом других поступлений – налога на прибыль, налога на доходы физических лиц, налога на имущество – вклад золотодобывающих компаний в краевой бюджет будет выше указанной суммы в 3-4 раза.»
Несколько лет назад, опытный геолог Анатолий Якимов, сказал мне, что в одной из книг прочел о том, что за всю свою историю человечество добыла золота столько, что если его переплавить в куб, то ребро такой геометрической фигуры будет длинной в 14 метров. Сказал и улыбнулся.
- Не знаю, так это или нет, но звучит красиво. Тем более, что в этом кубе есть и наше золото.
Ну а что с Анкориждем? Когда я улетал с Аляски, то подумал, что правильно сделало царское правительство, продав эту часть Северной Америки. Хоть там найденное и добытое золото и нефть пошли на пользу людям живущим в тех. Да и природу, в отличии от нас, они восстановить сумели. Нам до этого, пока, далеко.
Бывая в наших артелях и поселках золотододобытчиков, я только укрепился в этой мысли. Переубеждать меня словами, в данном случае, бессмысленно. Остается только ждать, когда Южно-Енисейск, Партизанск, Мотыгино или тот же Северо-Енисейск хоть чуть – чуть станут походить на тот же Анкоридж, расположенный, между прочим, недалеко от Полярного круга.

Красноярск – Анкоридж – Мотыгино – Красноярск
Опубликовано в газете «Вечерний Красноярск», 16.08.2006

Фото автора:

Комментариев нет