В

В нашем крае есть город, которого нет ни на одной карте мира. Здесь есть свой дворец бракосочетания, ресторан, места для отдыха и проживания… Но нет самих людей. А по нескольким улицам неизвестного городка чаще бродят медведи. Вот уж воистину радость для иностранцев, воспринимающих Сибирь, как дикий, забытый богом, уголок планеты.

Впервые в «Каменном городе Саян», что находится в Ермаковском районе, я побывал еще в 1975 году. Привел меня в эти места удивительный человек – Константин Трофимович Луканин. Жил такой чудак в Шушенском.
Именно чудак. В то время в максимально идеологизированном поселке городского типа, каковым было Шушенское, любое отклонение от норм установленных КПСС, воспринималось как невероятное зло. Оттого многими земляками поведение Луканина и воспринималось как …
Ну действительно, бывший москвич, бывший депутат Моссовета, приехал в Шушенское, стал бродить по окрестной тайге и таскать домой какие-то деревяшки. Более того, по ночам в его окне по долгу не гас свет. Все знали, что Трофимыч что-то там пишет.
Уверен, в 37-ом старания Луканина НКВД по достоинству оценило бы это по первому телефонному звонку.
А ведь все так и было: таскал и писал. Я видел это своими глазами.
Бывая дома у Константина Трофимовича, с удовольствием смотрел на те деревяшки и читал то, что сочинял краевед.
Дом Луканина был не местом проживания, а мастерской художника. Здесь он создавал свои картины, которые и сегодня кое где весят в Шушенском. Тут, в руках мастера принесенные из тайги корни превращались в удивительных сказочных персонажей. А пни становились мебелью и столами. За ними Константин Трофимович и писал свои литературный творения, объединенных общим название «Легенды Саянских гор».
По Саянам ходил он много. Порой казалось, что в горах нет уголка неизвестного Константину Трофимовичу. Кстати, молва приписывает именно ему честь открытия «Каменного города Саян».
Как я уже говорил, находится он на территории Ермаковского района, являясь составной частью природного парка «Ергаки».
Если ехать из Ермаковского в сторону Кызыла, то сразу за Ойским озером можно найти едва приметный поворот дороги вправо, в сторону Оленний речки. Это старый Усинский тракт. Много лет назад дорога была такой же оживленной, как и нынешняя автострада М-54. Именно по ней возили все грузы в Туву. Однако, трасса была крайне сложной и тяжелой. Поэтому в 60-е годы было принято решение соединить поселок Танзыбей с Ойским озером новой дорогой, а старую забросили.
С годами деревянные мосты через реки и ручьи здесь полностью разрушились. На дороге появились глубокие промоины, ямы и ухабы…
Теперь проехать тут можно только на полноприводном автомобиле.
Мы и едем. 28 километров от основного тракта на машине до места нашего лагеря. А потом еще два километра пешком до «Каменного города Саян».
Туристы в этих местах теперь бываю не часто. Идут сюда либо истинные фанаты отдыха в дикой природе, либо, уж, совершенно случайные люди.
А прежде в здешних лесах было многолюдно. Особенно летом. Шушенская туристическая база отправляла сюда группы практически ежедневно. Путешествовали здесь как пешком, так и на лошадях. На деревьях, кое где, до сих пор сохранилась маркировка трасс.
Мы пойдем в «Каменный город пешком».
Мой попутчик – Юрий Моргунов. Человек в шушенском и вообще на юге края, достаточно известный. В свое время он, выпускник Норильского музыкального училища, перебрался с северов в эти места. Был директором музыкальной школы, учил местных ребятишек снимать мультипликационные фильмы и фотографировать, бродил по местным горам и долам. Последние 15 лет Юрий Михайлович трудится спасателем в местном подразделении МЧС России.
На мой взгляд, Юрий Моргунов чем-то похож на Константина Трофимовича Луканина.
- Юра, а надо ли развивать туризм в Саянах, спрашиваю я попутчика, пока тот разжигает костер, а я чищу картошку для нашего первого таежного ужина.
- Смотря что понимать под этим словом, — отвечает Моргунов, ловко орудуя топором. – Мне кажется, что развивать туризм надо, но основное внимание требуется уделять созданию инфраструктуры.
Смотри, в районе «Каменного города» можно поставить лагерь только здесь. Другого места нет. Именно поэтому все и базируются тут. А сколько мусора вокруг! Крайне редко можно встретить туристов, что убирают за собой. Чаще бросают в кусты пластиковые бутылки, банки, пакеты,..
- Но это наша российская ментальность, — парирую я. — Мои соотечественники чаще хранят чистоту в собственных квартирах, а в местах массовых посещений ведут себя, как… Ну, ты понял?
- Вот. Значит развивать туризм надо с воспитания в путешественниках чувства ответственности перед природой и уважения к ней. И только потом строить отели, рестораны, дороги,..
Нет, дороги нужно строить параллельно с воспитанием, — смеясь добавляет Моргунов.
Через час — полтора, после того, как УАЗ администрации Ермаковского района уехал обратно, оставив нас на таежной поляне, мы сумели поставить палатку, заготовить дрова на ночь, развести костер и приготовить ужин.
Все-таки, как здорово, убежав от городской суеты, газа и шума, хоть раз в год оказаться вот так, на таежной поляне, у костра. А какой здесь воздух! И ночное звездное небо, глубокое – глубокое. За это можно и выпить. Грамм по 150. Не больше.
Утром выходим в «Каменный город». Минут через 20 начинаешь понимать, что это не прогулка в заповедник «Столбы». Тут все сложнее.
Во-первых, тропа круто уходит в гору. Во-вторых, несколько раз надо преодолеть зону курумников (больших камней) и вновь лезть вверх. Правда, протяженность саянского маршрута втрое короче, чем до красноярских скал.
И вот мы на вершине перевала. Под ногами скалы «Каменного города», а еще ниже облака. Там, видимо, собирается дождь.
- Говорят, что Луканин увидел эти скалы вон оттуда, с автодороги, что идет по берегам реки Ои, — говорит Моргунов, показывая куда-то вдаль. – Он долго искал к ним подходы . А когда нашел, то обнаружил здесь удивительный природный уголок.
- Да, в справочниках написано, что «Каменный городок» расположился на площади всего-то в 20 гектаров…
- А возможно и меньше. В принципе, это каменная гряда на вершине одного из горных перевалов.
Другое дело, что Константин Трофимович сумел разглядеть в камнях некие образы. Дал им имена. Это и позволило написать ему легенду о том, как племя Саян спряталось от врагов в горах. О любви красавицы Ои и юноши Кулумыса . О том, как чувствам влюбленных пытался помешать злой Змеиго…
- Кстати, у Луканина было много легенд. Как ты думаешь, отчего они до сих пор не изданы. Да и вообще, где все наследие Константина Трофимовича? – задаю я Юрию вопрос.
- Не знаю… Отельные картины весят в различных учреждениях Шушенского. Что-то есть в частных коллекциях. Возможно некоторая их часть хранится в фондах нашего музея. Не знаю…
Но пойдем вниз. На камнях осторожнее. Скользко, — коротко заметил спасатель.
- Вытащишь, — парировал я. И мы начали спускаться с вершины перевала к скалам.
Пройти надо всего-то метров 200, но по таким валунам, что понимаешь, напоминание о безопасности было не лишним.
Уже потом, на первом привале, мы разговорились с Юрием об этой самой безопасности.
- В принципе, странно, сейчас, в начале XXI века, мы здесь совершенно отрезаны от всего мира, — начинаю я разговор. – Смотри, не дай бог, что-то случиться, твои действия, как спасателя?
- Какие? – переспрашивает Моргунов. – Постараюсь спустить пострадавшего в базовый лагерь, окажу ему первую помощь и пешком пойду к спасателям, что стоят в районе Ойского озера. Иного выхода нет.
- Да, но это почти три десятка километров, — не унимаюсь я. – Сутки пути.
- Ну, сутки – не сутки, а часов 12 уйдет. А что ты предлагаешь?
- Юра, я знаю, что это не твоя компетенция, но уверен когда-то и тут появится мобильная связь…
- Появится. Я слышал, что губернатор поставил же задачу обеспечить ей Ергаки. А для «Каменного города» надо установить еще одну мачту, на Ойском перевале.
- И в тоже время наш выход на маршрут официально зарегистрирован в спасательных службах. Отчего МЧС не выдало нам в аренду или спутниковый телефон или аварийный буй мировой спутниковой поисковой системы.
- Их у нас просто нет. Оттого и не выдали.
- Но это же так очевидно, что спасатели должны иметь такие оперативные средства связи с группами находящимися на маршруте.
Причем, если я регистрирую свой выход в горы, то мне могли бы предложить, за соответствующую оплату, прокат средств оперативной связи?
Мой вопрос остался без ответа. И винить спасателей в этом нельзя. Просто у нас разный взгляд на ситуацию. Я руководствуюсь здравым смыслом, а они реальным материальным положением своего подразделения.
Единственное, что добавил Юрий, так это то, что забот у МЧС сейчас хватает не только в стране, но и в крае. Дыр, накопленных годами, сотни. Но, он уверен, что уже недалеко то время, когда и в горах появятся все виды связи. Как в Альпах. МЧС развивается достаточно динамично и закупка современного оборудования идет постоянно.
Привал закончен. Мы продолжаем свой путь по тропе Луканина, среди скал удивительной красоты.
- Глянь,- показывает Моргунов на две скалы, — Луканин назвал их Кулумысом и Оей. А на мой взгляд, это Петр Великий и Екатерина. Для фантазии здесь большой простор.
Дальше будет место, называемое Дворцом бракосочетания. Говорят, несколько лет назад сюда действительно пришли молодожены и сыграли тут свою свадьбу
А вот эти скалы туристы назвали рестораном, — замечает мой проводник, показывая на абсолютно гладкие камни. – Здесь обычно путешественники останавливаются на отдых.
В «Каменный город» с ночевкой путешественники ходят крайне редко. Если дров тут полно, то с водой напряженно. Когда-то здесь был родничок, но теперь он пересох. А значит запас воды надо нести с собой.
И все-таки, мы решили остаться на ночь. Поставили палатку, развели огонь и сели у костра.
Юрий Моргунов достал из рюкзака трубу. И над ночной тайгой, над «Каменным городом Саян» зазвучала музыка.
Знаете, как фантастически звучит труда в горах! Ни один концертный зал не сможет сравниться с Саянами по аккустике.
Слушая музыканта, глядя в на красивый закат, меня не покидало чувство не реальности происходящего. Но все это было в действительности.
А потом был путь домой и встреча с миллионным, шумным и загазованным Красноярском. Встреча с родными и друзьями. Но еще долго буду я по вечерам смотреть в небо, пытаясь отыскать там звезды. А по ночам наверняка мне будет сниться «Каменный город Саян» и спасатель Юрий Моргунов играющий на трубе.

Опубликовано в газете «Вечерний Красноярск», 04.10.2006

Фото автора:

Комментариев нет