Н

На планете их не более тысячи. Около семисот человек живут в Томской области и в пять раз меньше — в Тюхтетском районе Красноярского края. Официально власть признала этот народ 5 марта 2001 года. И в переписи населения, которая прошла в 2002 году, впервые появилась национальность чулымцы.

В какой-то момент захотелось послать все к черту и не ехать в деревню Пасечная, что на севере Тюхтетского района. Ну, действительно, всего 120 километров от райцентра, а мы в пути уже больше трех часов. Хотя, меня заранее предупреждали, что добраться до Пасечной трудно. А тут еще многодневный дождь превратил таежную дорогу в сплошное месиво. Однако, едем.
В конце августа в Пасечной праздник. Нет, он не связан с полевыми работами, перегоном оленей на новые пастбища или с окончание стрижки овец… Там просто, праздник, именуемый Тун Пайрам. И все!
Особых гостей на нем не будет. Именитые чиновники такие «дыры» своим внимание не жалуют. Однако краевые власти послали в деревню свой подарок – пилораму.
На праздник едет всего десяток гостей. Но хозяева и нам рады. Рады искренне, не поддельно. Правда, все это мы узнаем потом, а сейчас трясемся на двух внедорожниках, преодолевая последние три десятка километров в направлении сел Чиндат и Пасечное, где живут полторы сотни людей, именуемых себя чулымцами.

Кто вы, братцы, будете?

Впервые о том. что на Земле есть эта национальность, человечество узнало не более десяти лет назад. Хотя корни этой народности уходят в XVШ век, когда у чулымских тюрков сформировалась своя культура, традиции, язык… Однако еще пять лет назад чулымцев причисляли к хакасам.
Краниологические данные указывают на связь чулымцев с тюркоязычным населением Южной Сибири (особенно с кызыльцами), а так же с нарымскими селькупами и томскими татарами. Тюрки проникли на Чулым во второй половине 2-го тысячилетия нашей эры.
После вхождения Сибири в состав России в XUI – XUIII веках, небольшая часть чулымцев была ассимилирована русскими. Их численность в XUII веке сократилась с 1040 до 830 человек. Однако уже с XUIII века число чулымцев стало возрастать и к началу XX века составляло почти 5000 человек.
Советский период вновь откинул эту народность на три столетия назад.
- Более десяти лет мой народ доказывал свое право на существование под исконным названием, — скажет мне позже Александр Кандияков, председатель общины «Чулым». – Официально власть нас признали 5 марта 2001 когда. И в переписи населения, которая прошла в 2002 году чулымцы впервые назвали себя чулымцами.
На планете их не более тысячи. Около семисот человек живет в Томской области и в пять раз меньше в Тюхтетском районе Красноярского края. А еще в конце XIX века чулымцев было почти 5000.
Как и много лет назад, сегодня эта народность селится по берегам Чулыма.

Тупик

Наконец впереди появилась деревня, где нас уже ждут. Традиционный хлеб-соль и все вместе идем в сельский клуб. Праздник начинается концертом самодеятельных артистов.
Горожанам, избалованным гастролями столичных «звезд» непривычно смотреть выступление сельской самодеятельности. Но это первые десять минут, а потом понимаешь, что вот такие песни и танцы дорогого стоят. От души они идут. От сердца. И я не знаю, решился бы я вот так выйти на сцену, пусть даже в зале сидит всего несколько десятков зрителей. Думаю, что нет.
Деревня Пасечная тупиковая. Дальше, на Север, нет ни дорог ни поселений. По большому счету, это один из многих забытых всеми уголков страны.
Старожилы говорят, что некогда здесь был колхоз, но лет 10-15 назад он прекратил свое существование. Технику раздали селянам, а те, в свою очередь, по-прадали все, что было можно. А то, что не продали, так и стоит ржавея рядом с домами.
А как могло быть иначе? Топлива для тракторов нет. Запасных частей нет. А главное – нет денег на что все это можно было бы купить или в Тюхтете, или в Красноярске. В селе крайне высока безработица. Особенно среди чулымцев. Все кто мог уехать – уехали.
Говоря с селянами об отсутствии рабочих мест, я вспомнил давнюю пресс-конференцию бывшего полномочного представителя Президента в Сибирском федеральном округе Леонида Драчевского. Тогда он усомнился в правдивости слов журналиста, задавшего вопрос о массовой безработице в селах Красноярского края. Леонид Драчевский попытался убедить собравшихся, что у нас не достоверные данные. Эх, его бы в Пасечную…
Не стану лукавить, и пьют здесь много. И это еще одна беда малых, далеких деревень России.
Сегодня, как и много лет назад, чулымцы живут тайгой. Они охотятся, ловят рыбу, собирают лесные дары… Основной и стабильный источник финансовых доходов селян – пенсии и всевозможные пособия. Все остальное – тайга.
А как иначе? Достаточно зайти в местный магазин, чтобы все понять. Позволю себе перечислить практически весь ассортимент: хлеб, мука, сахар, два вида сока, подсолнечное масло, рыбные консервы, зеленый горошек и кукуруза, яблоки, вермишель и водка. Все. Или почти все. Весь праздничный набор. Свежее мясо бегает по лесу, а рыба ждет рыбаков в реках и озерах.
Заранее знаю, что чиновники от торговли сумеют объяснить столь скудный ассортимент и обвинят меня в необъективности. Но верить словам я уже разучился, а вот своим глазам нет.
Но вернусь на концерт.
- К сожалению чулымцам не удалось сохранить большую часть своей культуры, — замечает Виктор Кривоногов, доктор исторических наук, этнограф. – И в данном случае их вины в том нет. По большому счету народность с многовековыми традициями обрела себя только недавно.

Языка они не знают

Несколько лет назад американский лингвист Дэвид Харрисон, вновь открыл миру язык чулымцев. Тогда, в своей статье, он утверждал, что этот язык находится на грани исчезновения.
«Чулымский язык бесписьменный. Его никогда не преподавали в школах, и хуже всего им владеет молодое и среднее поколение. На языке чулымцев, потомков кочевых татар, по словам ученого, сегодня говорит свободно не более 30 человек. Этническое меньшинство с годами поглотили русские поселенцы.
Утрата языка драматична сама по себе, но для чулымцев это усугубление утраты своей самобытной культуры. Все сферы духовности здесь понесли большие потери. Чулымцы не поют на своем языке, не рассказывают сказок, не знают национальных обрядов и праздников, не владеют историческим фольклором, хотя еще 20 – 25 лет назад картина была иной, и у фольклористов, диалектологов, этнографов еще была возможность работать с живыми носителями культурной традиции. Сейчас эти возможности резко снизились. Язык чулымцев как хранилище родовой, исторической, культурной памяти исчезает на глазах.»
По словам американца, он собирается задокументировать язык Чулыма и издать для потомков первые книги на этом языке; учебник грамматики и сборник детских рассказов.
И это при том, что в России тоже есть лингвисты.
По вероисповеданию чулымцы православные. До 30-х годов прошлого века у них был развит и шаманизм. Его главными атрибутами являлись белый головной платок, ожерелье из белых бус, сапоги, погремушка, ложка для кормления духов, которым чулымцы покланялись веками.
Однако последнего шамана большевики, как водится, расстреляли.
Постепенно народность утратила и национальный костюм. Сегодня его чаще заменяют или вариантами от хакасского или просто стилизацией.
Именно ее мы и видели какое-то время на сцене.

Опять виноват Чубайс

А потом в селе погас свет. Говорят, что где-то в тайге упало дерево и порвало провода. Однако селяне выстроили свою версию. Главным героем которой стал, естественно, Анатолий Чубайс.
Скажу сразу, энергоснабжение в Пасечном отсутствовало около суток. Но праздник шел своим чередом.
Он переместился в здание сельской школы, где при свете одной керосиновой лампы все и веселились. Огорченными ходили только повара. Отсутствие электроэнергии не позволило им закончить приготовление ужина.
- Вот, это наша школа, — говорит мне Николай Алин, председатель Чиндатского сельского совета. – К 1 сентября мы сделали в ней ремонт. Учебный год начнем вовремя.
- А много ли учеников здесь? – спрашиваю собеседника.
- Нет. Человек 10-12.
Уже потом мне рассказали, что время от времени, на разных уровнях, возникают разговоры о закрытии школы в Пасечной.
- Делать это никак нельзя, — продолжает Николай Семенович. – Умрет деревня сразу.
Поразило меня и другое – поводы для закрытия школы. Вот только два: здесь нет пожарной сигнализации и тревожной кнопки. И это при том, что в деревне нет ни пожарной части, ни милиции.
А вот то, что в начальной сельской школе нет ни одного компьютера и спортивного зала чиновников от образования, похоже, не очень беспокоит.
Ну да бог им судья. Глядишь и в Пасечной когда-то появится и свет, и связь, и нормальная школа. Тем более, что год от года количество учеников в ней будет возрастать.

Гоняют на обласках

В тот вечер всех больше волновал другой вопрос – перестанет ли к утру идти дождь?
И он прекратился.
Тун Пайрам переместился из под крыш на улицу.
Надо сказать, что название праздника полностью созвучно с тем, что в июне проводят хакасы. Однако, на этом их сходства и заканчиваются.
Во-первых, чулымский Тун Пайрам не имеет вековых традиций. Он проводится всего второй раз. А во-вторых, спортивная его часть сведена к минимуму. Соревнования проводятся всего в двух дисциплинах: скачках на лошадях по тайге и в гонках на обласках по озеру. А в остальном это состязания в танцах, песнях и в поварском искусстве.
И так, обласок. Это небольшая лодка. выдолбленная из ствола осины или тополя. Опытный мастер делает такую посудины всего за двое суток.
- Можно и быстрее, но в тайге спешить некуда, — говорит охотник и рыбак Елена Ткаченко. – Строить обласки начали еще наши предки, когда надо было из леса вывести добычу. Меня этому научил отец, а его мой дед.
- Действительно, это удобная посудина для таежных рек, продолжает Виктор Кривоногов. – Когда чулымцы научились делать обласки, то у промысловиков исчезла проблема вывоза из тайги добытого мяса, мехов, ягод, грибов,.. Они всегда уходили вверх по течению реки, где и занимались заготовкам, а потом строили обласок, нагружали его и сплавлялись до своего села.
На что похож обласок? Байдарка? Да нет. Каноэ? Есть что-то, но принцип гребли другой.
- На что похож обласок? – спрашиваю Елену Ткаченко
- На обласок, — не задумываясь отвечает она.
Вообще, в этом году организаторы планировали провести заезды на Чулыме, до которого всего-то километров 15 по тому же бездорожью. Но погода внесла свои коррективы.
Соревнования прошла на озере, что за околицей.
Гонка на обласках для Пасечной это все равно, что чемпионат мира по футболу для Германии. Не меньше. На берегу вся деревня: и стар и мал. На воде лучшие гонщики. Сначала трехкилометровый заезд для мужчин до 30 лет. Потом их путем проведут свои суда представители старшего поколения. А завершают состязания женщины. Их дистанция вдвое короче.
И что интересно, в этих соревнованиях действительно главное не победа, а участие. Хотя потом за первое место лучшим дали неплохие призы.
Их суть в другом — показать себя односельчанам. И желательно, с лучшей стороны. Воистину, в такой борьбе выясняется, кто «первый парень на деревне».
Ну а потом на коней и по лесу.
После скачек, прямо на берегу озера, разводится большой костер. В огромном котле варится уха из щуки и стерлядки. Женщины жарят мясо. Рядом стоит фляга с медовухой. Над вечерней тайгой звучат национальные песни и мелодии. Чулымский народ отмечает Тун Пайрам.
- Как впечатление от увиденного? – спрашиваю Валентина Козлова, заместителя главы администрации Тюхтетского района.
- Замечательно. Замечательно, хотя бы потому, что это не «мероприятие», а праздник.
Знаешь, они к нему готовились весь год. Ждали. И вот теперь отдыхают.
Потом праздник пройдет и на деревню вновь обрушатся будни. Но люди будут ждать будущего года, когда здесь, в глухой сибирской тайге, вновь зазвенит своими песнями красивый праздник Тун Пайрам.

Опубликовано в газете «Вечерний Красноярск», 06.09.2006

Фото автора:

Комментариев нет